Остров Монар (часть 2)

(Продолжение)
Начало здесь: Поездка на север Шри-Ланки (часть 1)
Уже поздно вечером мы въезжаем в  город Mannar, представляющий из себя весьма  обветшалый колониальный  форт построенный ещё португальцами на этом острове. Будучи возведенным в 1560, форт без сомнения привлекал присутствием богатых колоний жемчуга в прибрежной береговой линии. Однако не за жемчугом мы пожаловали, нам бы заполучить холодное пиво, которое здесь не так то и прото найти в виду полного отсутствия баров. Его мы находим в  специальных магазине который, как и везде на Шри-Ланке, расположен на выезде из города в небольшом темном здании без вывески и с зарешеченым окном. Основательно вечереет,  мы находим уютное место для вечернего пивного пиршествования, покупаем у мальчишки продающего жареные криветки небольшую порцию насыпанную подобно жаренным семечкам подсолнечника  в конусообразный кулек скрученный из старой пожелтевшей газеты.
Довольно быстро нам удается договориться  о жилье где мы заночуем в  15 км от Песалаи (Pesalai). Наш дом - обычное бунгало в сером переулке убегающем в сторону к океану и  окруженном кокосовыми пальмами. Мы принимаем  восхитительный прохладный душ в качестве которого служит обычное поднятое выше головы  ведро, довольно быстро и молча выпиваем пиво заедая его купленными криветками, говорим спокойной ночи  хозяевам,  живущим напротив нас, и едва коснувшись постели проваливаемся в глубокий сон.
Меня разбудил поющий женский голос доносящийся откуда то по соседству. Солнечный свет усиливается, прорываясь через ветви пальмы, рваным узором украшает однотонную покраску стен  нашего незамысловатого жилища. Наше пробуждение сопровождается  скрежетом ведер, опускающихся в колодцы. Дети уже играют  на улице то и дело проносясь мимо забора сделанного, как впрочем и все заборы  здесь, из широких полых стеблей листьев пальмы. Умывшись, мы встречаем Рохана, рыбака, собтвенно и хозяина нашего жилища,  который кроме всего ещё вызвался на сегодня быть   нашим местным гидом. Он подводит нас к берегу, где рыбаки уже вернувшиеся с ловли, освобождают из капроновых сетей свой улов: огромные туши не известных мне рыб. Утренний воздух переполнен весьма неприятным запахом рыбы. Пока я присел на землю, роясь в попытке извлечь из сумки  фотокамеру, атмосфера вокруг нас то и дело вздрагивает  радостными и звонкими криками и смехом осчастливленных рыбаков. Удивляет жизнерадостность и веселье этих людей на которых кажется война абсолютно никак не повлияла.
Рохан, памятуя о том что мы не завтракали, настаивает чтобы я отведал местного, и всеми любимого здесь кальмара с приправой карри беспорно являющейся основной приправой на Шри-Ланке, он углубляется в толпу рыбаков в поисках этого создания. Спустя какое то время Сид и я завтракаем заказав традиционный шриланкийский завтрак: чай, тосты с джемом и жаренное яйцо. Так как мы  сидим на берегу, то и дело мимо нас проходим много рыбоков, каждый из которых радостно приветсвует нас и в глазах их замечаешь желание остановиться и поболтать гораздо дольше возможного. После завтрака завидев меня один рыбак, бросивший свои дела,  приглашает меня поглядеть христианскую церковь: розовое  здание, испещренное отверстиями от пуль и шрапнельными царапинами.  У каждого здесь есть своя грустная история о прошлых военных временах: у кого то дом уничтоженный взрывом до фундамента, у кого то член семьи похищенный тамилами и уже никогда не вернувшийся домой. Вся это боль в общем то безобидного народа передается тебе даже, если ты не понимаешь ни слова на местном языке. Желание излить свою душу чужестранцу, всегда сопровождается последующим горячим заверением в том, что больше такого не будет. И почему то верится, вериться в то что эти люди не созданны для войны, верится в что все что произошло здесь  - лишь аномалия и случайность. У них нет желания найти виновного во всем том что здесь произошло, нет желания тратить время и силы на выяснение того кто виноват. Они хотят жить, они хотят чтобы радость вернулась в их семьи, а мир в дома.
Продолжение следует....


Чаще всего читают на сайте: